Будет интересно
Статьи

Люди потерявшие память в больницах

Потеря памяти или зомбирование человека


Они не могут узнать своих жен и матерей, не помнят, что у них есть дети, с недоумением разглядывают семейные фотографии.Один из таких подобных таинственных случаев произошел с Питером Флеком, русским немцем, который эмигрировал десять лет назад из Казахстана в Германию. 2002 год, февраль – он возвращался после работы домой в городок Пенеберг.

Позвонил родственникам и сказал, что придет через час. Но нашли его лишь спустя три недели в городе Камышин (Волгоградская обл.), без денег и документов.Странный мужчина с удивлением осматривал Камышинский вокзал, смотрел на лица проходивших людей и никак не мог понять: где он а, главное – кто он?Сотрудники Петроввальского ЛОВД (линейного отделения внутренних дел), направили мужчину на обследование в центральную больницу города, но ситуации это не прояснило.

Как сообщила “Волгоградская правда”, следов от ушибов, увечья, травмы мозга, следов от уколов и признаков насилия на теле гражданина, “свалившегося с неба”, врачи не обнаружили.

Потерявшие память

Павлу повезло, его мать отправилась с Москву на поиски сына. Оказалась на телепередаче «Жди меня», где ищут родных и знакомых. — В коридоре женщина увидела у нее мою фотографию.

Она и рассказала, что похожий человек находится в институте имени Сербского.

Так я вновь обрел семью и имя.

В больнице я был записан как «неизвестный 23», а выбрал себе имя Максим. Знаете, в Москве поиск людей четко отлажен.

Информация о человеке, попавшем в Сербского, передается на телевидение. Со мной в палате лежали два парня — Бахтияр и еще один, имя сейчас не помню.

Они также нашли родных через телевидение. Павлу повезло. У него были деньги, приличная одежда — за бездомного его не приняли. Дальнейшее зависит от целого ряда обстоятельств — удастся ли убедить дежурного милиционера, что у тебя на самом

База «Найди меня» поможет найти неопознанного пациента больниц в Москве

Склифосовского, Психиатрическую клиническую больницу № 4 им.

Но бывает и по-другому. С огромной долей вероятности человек, потерявший память, попадает в отделение милиции.
П.Б. Ганнушкина и Городскую клиническую больницу имени С.П. Боткина. Кроме того, было зафиксировано семь случаев, когда при госпитализации не были установлены сведения о ребенке. При госпитализации на пациента, который не может сообщить никаких сведений о себе, в приемном отделении заполняется карточка, которая впоследствии публикуется в системе «Найди меня».
В ней указываются приблизительный рост и возраст, цвет глаз и волос, описание одежды, особые приметы, а также обстоятельства обнаружения человека, адрес, телефон и приемные часы больницы, в которой он находится.

Рекомендуем прочесть:  Акт невыхода сотрудника на работу

Если у пациента нет серьезных повреждений лица, его также фотографируют, однако просмотреть изображение можно только после авторизации через учетную запись на московском портале госуслуг. По этим признакам родственники смогут найти человека на портале, используя фильтры.

Потерянные люди

Эксперименты проводились над заключенными в Дахау.

Гитлеровские эскулапы искали, как подавить волю, парализовать психику и «выключить» память. В СССР прицельное изучение пситехнологий началось в конце 70-х.

НИИ токсикологии Саратова и Волгограда активно разрабатывали вещества для управления интеллектом и стирания памяти. Изыскания были долгими и мучительными.

Но вещества были найдены. Наука не стоит на месте: в США недавно разработали таблетку, способную стирать из памяти тяжелые воспоминания. Главным заказчиком такого «лекарства» выступает Пентагон: он собирается использовать чудо-препарат для лечения посттравматического стрессового синдрома у военных. Эксперименты над памятью продолжаются.

Вход в пустоту

В Москве я, видимо, много прожил, потому что хорошо ориентировался на улице.

Эксперты считают, что некоторые методики, разработанные еще в советское время в научных лабораториях, могли попасть в руки криминала. – За последние 6 лет в Центре социальной и судебной психиатрии им.
Вышел из подъезда и пошел прямо.

Какой-то мужик стрельнул у меня мелочь. Мы с ним разговорились: «О… Да тебе надо в милицию идти», — сказал он мне. Ну я и пошел, вышел на Волжский бульвар, дошел до отделения, — ноги сами меня вели. В отделении вызвали психиатричку. Приехали два амбала в синих санитарных костюмах и повезли в Ганнушкина.
И все, на этом моя вольная жизнь кончилась.

Сиди да вспоминай в четырех стенах, кто ты. В анализе крови не было ни алкоголя, ни наркотиков.

Помню момент, когда в больнице кого-то назвали Женей, и я откликнулся. Сначала не спал сутками, ломал голову, вспоминал себя, да хоть что-нибудь о своей жизни!

Потом перестал. Подумал: «А зачем?» Только накручивать себя. Была возможность слиться оттуда через Яузу. Я много об этом думал, но в пижаме ведь не побежишь!

Наотжимал гражданской одежды за все время, сигарет.

Люди со «стертой» памятью: жертвы опытов или симулянты?

Зато полностью сохранили свои профессиональные навыки.

В 2000 г. было выявлено 10 подобных случаев, на следующих год только 2, а вот к декабрю 2002 г.

число пострадавших уже увеличилось до двух десятков. О потерявших память при загадочных обстоятельствах людях заговорили в СМИ, причем установить личность некоторых «зомби» (как окрестили этих людей журналисты) удалось только после того, как их показали по телевидению.

Так, например, с помощью передачи «Жди меня» родственники нашли Бахтиера Акрамова – банковского служащего из Казани. Как-то в самый обычный день он отправился на работу.

и очнулся через 10 дней на окраине Саратова (за полтысячи километров от дома), ограбленный и избитый. Полгода он провел в Институте Сербского. Впечатляющий случай потери памяти произошел 3 февраля 2002 г. в немецком городке Пенеберг. Питер Флек, «русский немец», эмигрировавший в Германию, возвращался после работы домой на «мерседесе».

Люди потерявшие память в больницах

Памяти как бы необходимы подсказки. Хотя вначале информацию о себе пострадавший воспринимает, как рассказ о постороннем человеке. Пациенты сличают фотографию со своим отражением в зеркале, чтобы убедиться, что это — они, заучивают данные паспорта.

Куда серьезнее ситуация, когда при пациенте не обнаружены документы. Тогда он поступает в больницу как «неизвестный» и задерживается там иногда на 3-4 месяца, пока разыскивают его родных. Обычно информацию передают в милицию, в передачу «Жди меня», телекомпанию «Магнолия».

Все заинтересованы, чтобы у человека нашлись близкие, ведь если этого не произойдет, неясно, что делать дальше. Контролёры почувствовали, что с ним что-то не так — на обычного «зайца» мужчина был не похож.

Потом догадались, что у человека нарушена память.

Его показали по ТВ. Обнаружилось, что он из бывших советских немцев, живёт в Германии, где и пропал.

Внимание А через некоторое время мужчина вдруг заговорил по-немецки.

Как быть, если память стёрта: истории из жизни людей, переживших амнезию

178.

ДШБ. ДРА. 197901985» — на фоне раскрытого парашюта.

В базах данных среди преступников приметы неизвестного не значились.

Поэтому его отправили в больницу.

Там установили: «Амнезия вследствие ушиба головного мозга». — Я — гражданин России. Там живёт моя семья, там я работал до последнего времени: подполковник Внутренних войск России… Кажется, ехал на встречу к боевым друзьям.

К кому? Не знаю… Пациент по крохам выдавал новые подробности из прошлого — штурм дворца Амина, учёба в Рязанском десантном училище, конфликты на Кавказе. Но самое главное — своё имя и домашний адрес — он вспомнить так и не мог. «Помогите моим найти меня, подскажите им, где я, они ищут, волнуются.

Моё самое светлое воспоминание — встреча с будущей женой Аней, — рассказывал журналисту Алексей. — Белокурая, тоненькая… Как она танцевала!

Мы были знакомы три дня — и тут же решили расписаться. Свадьбу играли на ее родине — в деревне под Одессой».

В Москве создана новая электронная база данных для поиска пропавших людей

Но есть и те, кто без имени задерживается в палатах надолго.

«Либо продолжают находиться в тяжелом состоянии, например в реанимации, и мы так и не знаем, кто он, откуда, где?

Либо если это ходячие пациенты, но это чаще всего не травмы, а именно пожилые бабушки, дедушки, которые ходят, приживаются, живут некоторое время», — рассказывает заведующий неврологическим отделением 23 городской больницы Ульяновска Вадим Гусев.

Не всегда описание пациента составляют без ошибок, говорят волонтеры. Вспоминают женщину по фамилии Ойцева, которой в медкарте написали — «Кольцова». Но куда сложнее найти человека, если он попал в больницу в другом городе, не по месту жительства или не там, где его видели в последний раз.

«Наш координатор в Смоленске, девушка, увидела объявление в газете, которое дал местный врач о том, что у них в больнице лежит неизвестная пациентка.